Сайт культуры и отдыха
САЙТ КУЛЬТУРЫ И ОТДЫХА
Меню

ИВАН ТУРГЕНЕВ

Но что же прикажете мне делать? Не могу же я повторять "Записки охотника" ad infinitum! А бросить писать тоже не хочется.
Из письма И.А.Гончарову, 7.IV. 1859.

Я отложил перо и до сих пор очень доволен этим решением. Я слишком мало живу в России - и потому стал бы лишь повторять старое. Facient meliora potentes.
Из письма Людвигу Фридлендеру, П.XI. 1878.

О "Вешних водах" я - как вообще о всех вещах неоконченных и сданных в архив - перестал думать. Я рад, что иные кушают, да похваливают, а кто выплевывает - это его дело. Пусть берется за другие яства. Quod scripsi, scripsi.
Из письма Я.П.Полонскому, 2(14).III.1872.

Никогда еще он не чувствовал такой усталости - телесной и душевной. Целый вечер он провел с приятными дамами, с образованными мужчинами; некоторые из дам были красивы, почти все мужчины отличались умом и талантами - сам он беседовал весьма успешно и даже блистательно... и, со всем тем, никогда еще то "taedium vitae", о котором говорили уже римляне, то "отвращение к жизни" с такой неотразимой силой не овладевало им, не душило его.
Вешние воды.

- Чокнемся, брат, и давай-ка по старинному: Gaudeamus igilur!
Приятели чокнулись стаканами и пропели растроганными и фальшивыми, прямо русскими голосами старинную студенческую песню.
Рудин

Хотя я знаю, что в таком великом горе, каково Ваше, выражения сочувствия, даже искреннего, помогают мало - однако не могу не выразить Вам его и уверить Вас, что Ваша скорбь нашла отголосок в моем сердце, и я понял, как должна была поразить Вас эта потеря. Все мы на смерть осуждены - hodie mihi, eras tibi - это плохое утешение, но другого нет, если только не искать его в религии...
Из письма С.Д.Полторацкому, Ю(28).III.1872.

Стихотворение Хомякова - очень звонко, читается ore rotundo, как говаривали в старину, - но и только; не греет и не язвит.
Из письма С. Т., И. С. и К.С. Аксаковым, 6(18).VI.1852.

Днем я познакомился с молодым русским скульптором из Вильны (М.Антокольским), обладающим незаурядным талантом. Он изваял Ивана Грозного, небрежно одетого, сидящего с библией на коленях, погруженного в грозное и мрачное раздумье. Я нахожу эту статую несравненным шедевром исторического и психологического проникновения, великолепного по исполнению. И сделано это совсем молодым человеком, бедным, как церковная крыса, болезненным, который начал заниматься ваянием и научился читать и писать только в двадцать два года; до этого он был рабочим... Spiritus flat ubi vult.
Из письма Полине Виардо, 12(26). VI. 1871.

Тургенев Иван Сергеевич (1818-1883)